Международный благотворительный фонд имени Д.С.Лихачева Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев
 



на главную

 АКАДЕМИК ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ЛИХАЧЕВ

В  ПЕТЕРБУРГЕ – ПЕТРОГРАДЕ – ЛЕНИНГРАДЕ – САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

Экскурсия «Академик Д. С. Лихачев в Петербурге — Петрограде — Ленинграде — Санкт-Петербурге» разработана Фондом имени Д. С. Лихачева при поддержке Комитета по печати и взаимодействию со средствами массовой информации.

Автор экскурсии Лев Барон.

Почти в вековой жизни академика Дмитрия Сергеевича Лихачева ( 1906 — 1999) отразились все великие, драматичные, блистательные и трагические события, которые пришлось пережить петербургской интеллигенции в ХХ веке. Предлагаемая экскурсия имеет целью не только поездку по многочисленным адресам, связывающим Д. С. Лихачева с городом, но и попытку указать в жанре экскурсии на примере жизни и деятельности выдающегося представителя Ленинграда — Санкт-Петербурга ХХ века сам город и жизнь в нем в данную историческую эпоху.

Д. С. Лихачев закончил одну из лучших гимназий, стал выпускником старейшего университета России, был свидетелем революции 1917 года, стал активным участником насыщенной культурно-духовной жизни ленинградской интеллигенции конца 20-х годов и жертвой одной их первых волн политических репрессий. Осенью 1941 — весной 1942 годов Д. С. Лихачев и его семья пережили в Ленинграде самый тяжелый период блокады. В послевоенные десятилетия академик использовал весь своей авторитет в упорной борьбе против проводившейся властями политики превращения Ленинграда в «областной центр»; во второй половине 1980-х годов безоговорочно поддержал начавшиеся в СССР политические реформы и в августе 1991 года встал в первые ряды ленинградцев, оказавших первое в стране массовое сопротивление попытке тоталитарного переворота.

Ленинград — Санкт-Петербург много значит для Лихачева, как и Лихачев для него, отразивший собой его дух. Вся духовная и общественная жизнь города связана во второй половине ХХ века связана с именем академика. Самим фактом своего существования он делал ее богаче и благороднее. И не случайно Д. С. Лихачев стал первым Почетным гражданином Санкт-Петербурга.

***

Продолжительность экскурсии: 4 часа или 7 часов (с поездкой в Комарово на место захоронения Д. С. Лихачева и его семьи).

Начало и окончание экскурсии в центре города.

При выборе экскурсионных остановок учитывалась техническая возможность остановки автобуса в данном месте.

Остановка № 1: Думская ул.  (стоянка 15–20 минут). Начало экскурсии

Предпочтительное место начала экскурсии – Думская улица. Здесь, по адресу  Невский пр., 31  с 1986 года располагалось Ленинградское (Петербургское) отделение Советского фонда культуры, председателем которого был Д. С. Лихачев. В зале над б. Серебряными рядами неоднократно организовывались встречи академика с общественностью. Невский проспект помнит Дмитрия Сергеевича и маленьким мальчиком, любующимся вместе с мамой оловянными солдатиками и паровозиками в витринах магазина игрушек Дойникова в Гостином дворе, и студентом, комплектующим из книжных собраний национализированных дворцов и особняков библиотеку Фонетического института практического изучения иностранных языков (Невский пр., 13; институтом руководил преподаватель английской фонетики в университете Семен Карлович Боянус), и выдержавшим незаслуженное наказание политическим заключенным, получившим в 1932 году работу литературного редактора Соцэкгиза (помещался в Доме книги, Невский пр., 28). Со своего рабочего места Д. С. Лихачев был экстренно госпитализирован в больницу № 16 (ныне Мариинская, Литейный пр., 56) в связи с желудочным кровотечением – следствием приобретенной в Соловецком лагере язвенной болезни. Жизнь будущего академика была спасена переливанием крови (произведший его хирург Абрамзон был убит во время блокады в результате попадания снаряда). А в 1970-х годах, уже маститым ученым, Д. С. Лихачев спас Невский проспект от превращения его первых этажей в сплошную застекленную витрину.

Связан Невский проспект и с предками академика. В доме напротив Гостиного двора (по мнению Д. С. Лихачева – Невский пр., 42) содержал магазин форменных офицерских «вещей серебряных и аплике» («выпушек, погончиков, петличек», как выразился бы грибоедовский полковник Скалозуб) пращур ученого Павел Петрович Лихачев (1764–1841), выходец из солигаличских купцов, приехавших в Санкт-Петербург в начале 1790-х годов. В 1829 году П. П. Лихачев пожертвовал 3 тысячи офицерских сабель российским войскам, сражавшимся с турками в Болгарии. П. П. Лихачеву за его благотворительную деятельность было присвоено звание потомственного почетного гражданина Санкт-Петербурга.

Маршрут: Невский пр. – Владимирский пр. – Колокольная ул. – ул. Марата

Владимирский пр., 19. Здесь, в квартире № 18 с конца 1880-х годов жил и в 1918 году скончался дед Д. С. Лихачева Михаил Михайлович Лихачев, который с 1887 по 1899 гг. служил заседателем Ремесленной управы (выдавала разрешения заниматься в Петербурге тем или иным ремеслом и находилась по адресу Загородный пр., 2) и организовал собственную артель полотеров, разместившуюся там же, на Владимирском, 19. М. М. Лихачев очень придирчиво подходил к отбору рабочих в артель и возлагал на них ответственность за каждую пропавшую или испорченную в квартире клиента вещь. Женившись в 1883 году вторым браком на дочери старосты церкви Владимирской Божией Матери Ивана gbСтепановича Семенова Александре, М. М. Лихачев после смерти тестя занял его должность. Первая жена М. М. Лихачева, Прасковья Александровна (урожденная Вашуковская) скончалась от туберкулеза 12 июня 1882 года, оставив четверых детей, из которых Сергей, отец академика, был младшим. В памяти Д. С. Лихачева сохранились интерьеры квартиры на Владимирском, 19; золотые монеты, которые дед раздавал посещавшим его многочисленным внукам; бронзовый письменный прибор, напольная лампа с онисовым столиком, каминный экран и другие подарки деда в квартире родителей.

С районом Владимирской площади связаны и судьбы предков Д. С. Лихачева с материнской стороны. В доме ул. Марата (б. Николаевская), 32 проживала семья старообрядцев, ставших прихожанами Никольской единоверческой церкви (ул. Марата, 24а, ныне – Музей Арктики и Антарктики), Семена Филипповича и Марии Николаевны Коняевых (Канаевых). Их дочь Вера Семеновна (1881–1977) вышла 24 сентября 1900 года замуж за Сергея Михайловича Лихачева. Знакомство молодых людей состоялось на танцах в Шувалове, венчание – в церкви Андрея Критского (Рижский пр., 9).

Маршрут: ул. Марата – Звенигородская ул. – Загородный пр. – 1-я Красноармейская ул. – Троицкий пр. – Рижский пр. (с демонстрацией дома № 9) Старо-Петергофский пр. – Садовая ул. – наб. Крюкова канала, 15.

На пересечении с Разъезжей улицей демонстрируется дом Разъезжая ул., 24, отмеченный в «Воспоминаниях» Д. С. Лихачева, как принадлежавший его деду М. М. Лихачеву (М. М. Лихачев до переезда в дом Владимирский пр., 19 жил в доме на противоположном углу улиц Разъезжей и Ямской (ныне Достоевского; участок № 22/15), причем владел домом его родственник Павел Иванович Лихачев).

По дороге рекомендуется рассказать об отце академика Сергее Михайловиче Лихачеве (28 апреля 1876–1 марта 1942). Уйдя против воли отца из дома и зарабатывая на жизнь частными уроками, С. М. Лихачев с 1886 по 1893 гг. учился на коммерческом отделении Второго Реального училища (Б. Московская ул., 13), затем поступил в только что открывшийся Электротехнический институт (дом, где он тогда размещался, будет показан экскурсантам позже), и окончил его в 1902 году со званием инженера-электрика I разряда. В годы обучения С. М. Лихачев проявил особый интерес к монтажу телефонного оборудования и электростанций, в т. ч. – на промышленных предприятиях и вокзалах Варшавской и Финляндской железных дорог. Для изучения электротехнических отделов в августе 1900 года его послали на Всемирную выставку в Париж.

Проезжая по 1-й Красноармейской ул., обращаем внимание экскурсантов на ул. Егорова (б. Тарасовский пер.), 16,  где семья Лихачевых проживала с осени 1913 до весны 1914 гг.; пересекая Измайловский пр. – на дом Измайловский пр., № 7, где Лихачевы жили с осени 1912 года до лета 1913 гг. Выбор этих адресов связан с обучением старшего брата Д. С. Лихачева Михаила во Втором Реальном училище в 8-й роте (ныне – 8-я Красноармейская улица).

Остановка № 2: наб. Крюкова канала, 15 (стоянка 3–5 минут). Бывшая гимназия Человеколюбивого общества (ныне – средняя школа № 232).

Осенью 1914 года Д. С. Лихачев поступил сразу в старший приготовительный класс. В своих «Воспоминаниях» академик дает высокую оценку своему классному наставнику, «Воспитателю с большой буквы» Капитону Владимировичу Мамаю. Однако в школу юный Лихачев ходил без охоты – с самого начала у него не сложились отношения с товарищами, что приводило к частым конфликтам и даже дракам. Следующий учебный год Д. Лихачев  начал в гимназии Мая (см. далее).

Маршрут: пр. Римского-Корсакова – Лермонтовский пр. – ул. Декабристов – Английский пр., 20.

Экскурсантам демонстрируется дом ул. Союза Печатников (б. Торговая), 13,  где семья Лихачевых проживала с осени 1914 до зимы 1915 гг. О служившем в этом доме швейцаре Д. С. Лихачев вспоминал как об искусном переплетчике, переплетавшем среди прочего детские книги и учебники Дмитрия Лихачева.

Остановка №3: Английский пр., 20 (стоянка 10-15 минут).

В доме Английский пр., 20 семья Лихачевых проживала с осени 1906 до весны 1907 годов. Здесь 15 (28) ноября 1906 года родился Дмитрий Сергеевич Лихачев. В главе «Детство» «Воспоминаний» академик рассказывает о том, как они с братом смотрели картины «волшебного фонаря» (диапроектора) в квартире на Английском проспекте. Впрочем, надо полагать, что первые детские воспоминания Д. С. Лихачева связаны со следующей петербургской квартирой семьи по адресу Офицерская ул. (ныне – ул. Декабристов),  17/9. Первое запомнившееся «событие» – в кабинете отца сел на подоконник голубь! Первые игрушки, в том числе – медвежонок Берчик, любимец нескольких поколений семьи Лихачевых, «носивший» «генеральскую» шинель на красной подкладке. Первая книжка – немецкие сказки с красочными иллюстрациями. Летом – выезды на дачу, как правило, в Куоккалу (ныне – Репино) где Лихачевы общались с И. Е. Репиным, Ю. П. Анненковым, А. М. Горьким, К. И. Чуковским и др. Няня «Катеринушка» Екатерина Иоакимовна, незаменимый член семьи, выпеставовшая и мать, и братьев академика, вдова мастера Ижорского завода погибла на пути в Усть-Ижору из Ленинграда в первые дни блокады).

Маршрут: Английский пр. – наб. реки Пряжки – ул. Декабристов – Почтамтский пер.

Остановка № 4: Почтамтский пер., 4/7 (стоянка 15-20 минут; возможен выход из автобуса с прогулкой к домам по ул. Якубовича, 6 и 18 – 10 минут).

До 1915 года семья Лихачевых меняла квартиры практически ежегодно. Таков был обычай в среде обеспеченных петербуржцев, не имевших в столице жилищной собственности или казенной (государственной) квартиры либо квартиры, предоставлявшейся администрацией негосударственной компании, в которой работал глава семьи (к примеру, предприятий Нобелей или Сан-Галли). Объясняет этот обычай сам Дмитрий Сергеевич: поскольку семья летом переезжала на дачу, забирая с собой, как правило, всю городскую обстановку (в т. ч. – мебель), из экономии средств приходилось отказываться от квартиры и возвращаться с дачи уже на новую. Когда Лихачевы переехали в предоставленную С. М. Лихачеву Главным управлением почт и телеграфов квартиру № 4 дома по Ново-Исаакиевской ул. (ныне – ул. Якубовича), 6, они прожили в ней более двух лет – с февраля 1915-го до августа 1917 года.

Выбор квартир на Торговой (ул. Союза Печатников), Офицерской (Декабристов) улицах, Английском проспекте связан, в частности, с близостью Мариинского театра. Еще в молодости С. М. Лихачев прослыл «завсегдатаем галерки». Соединив свои судьбы, его родители «имели через знакомых оркестрантов и Марию Мариусовну Петипа ложу третьего яруса на все балетные абонементы». В своих «Воспоминаниях» Д. С. Лихачев упоминает контрабасиста Мариинского театра Гуляева, при содействии которого, а также дочери выдающегося хореографа Мариуса Ивановича Петипа, Дмитрий с четырехлетнего возраста смог посещать спектакли. Первым, как и у многих поколений петербургских и ленинградских детей, стал балет П. И. Чайковского «Щелкунчик». Приходилось Д. С. Лихачеву видеть и выступления знаменитой Матильды Кшесинской. «Наша ложа… помещалась в третьем ярусе рядом с балконом… Между нашей ложей и первым местом балкона оставалось маленькое клиновидное местечко, где сидеть мог только ребенок, – это место и было моим…».

На улице Декабристов желательно продемонстрировать (остановка технически невозможна) дом по ул. Декабристов (б. Офицерская), 17/9, где семья Лихачевых проживала в пятикомнатной квартире на втором этаже с осени 1907 до июня 1911 года. В жизни Д. С. Лихачева это была вторая петербургская квартира. Тогда же семья Лихачевых посещала кинематограф «Мираж» на ул. Декабристов, 24-26.

По адресу Почтамтская ул., 7 / Почтамтский пер., 4 ныне размещается Центральный музей связи имени А. С. Попова. Вероятно, в находившейся на втором этаже церкви Двунадесяти Апостолов Главного управления почт и телеграфов Д. С. Лихачев был крещен. Здесь, в зале бывшей церкви 17 октября 2006 года состоялась церемония юбилейного гашения почтовой марки, выпущенной Министерством связи Российской Федерации к столетию академика.

Кварталы, расположенные близ Главного почтамта, помнят членов семьи Лихачевых с 1896–1902 годов, когда С. М. Лихачев учился в Электротехническом институте, размещавшемся по адресу Ново-Исаакиевская ул. (ныне – ул. Якубовича), 18. Будучи перспективным инженером и успешно продвигаясь по службе, в феврале 1915 года Сергей Михайлович Лихачев помимо должности чиновника по особым поручениям при начальнике Главного управления почт и телеграфов получил пост заведующего электростанцией Управления, находившейся во дворе дома Ново-Исаакиевская, 6. Тогда же семья переехала в лицевое двухэтажное здание. По «Воспоминаниям» Д. С. Лихачева, вибрация от работающих машин ощущалась в квартире круглосуточно. Вспоминал академик и о вербных базарах на Конногвардейском бульваре. По бульвару ходил тогда на Васильевский остров трамвай № 4, на котором с осени 1916 года Дмитрий Лихачев каждое утро ездил в гимназию К. И. Мая.

Маршрут: ул. Якубовича – Адмиралтейский пр. – Дворцовый мост – набережные Университетская и Лейтенанта Шмидта – 14-я линия В.О.

По пути следует указать на Мариинский дворец, напомнив, что в 1961–1962 гг. Д. С. Лихачев был депутатом Ленсовета, а в 1993 году при возобновлении звания «Почетный гражданин Санкт-Петербурга» первым был удостоен этого звания. Портрет Д. С. Лихачева открывает галерею портретов Почетных граждан, украшающую один из коридоров Мариинского дворца.

Проезжая Дворцовую площадь, уместно вспомнить о выступлении Д. С. Лихачева 19 августа 1991 года на многотысячном митинге жителей Ленинграда, города, который  первым из крупных городов СССР отказался подчиниться ГКЧП.

Остановка № 5: 14-я линия В.О., 39 (стоянка 15–20 минут)

В случае включения в экскурсию посещения Музея гимназии К. И. Мая, где создан мемориальный зал академика Д. С. Лихачева, обучавшегося в этих стенах в 1916–1920 годах, время стоянки удлиняется до 1 часа.

Одно из самых прогрессивных учебных заведений России, гимназия и реальное училище носили имя выдающегося педагога и общественного деятеля XIX века Карла Иванович Мая (1820–1895), основавшего гимназию в 1856 году. В 1861 году она обосновалась по адресу 10 линия В. О., 13,  а в 1910, уже после кончины основателя, переехала в новый дом по 14-й линии В. О., 39. Здесь же учился старший брат Д. С. Лихачева Михаил Сергеевич. Директором гимназии и реального училища был Александр Лаврентьевич Липовский (1867–1942), преподававший русский язык, историю и географию; классным наставником Д. С. Лихачева – учитель рисования Михаил Георгиевич Горохов, который нарисовал эмблему гимназии – майского жука, ныне вновь красующегося на фасаде здания.

Высокий уровень преподавания, богатая библиотека, демократичная обстановка, доверительные отношения учителей с воспитанниками, чередование занятий в классах с физическими упражнениями и работой в столярной мастерской (которой Д. С. Лихачев посвятил отдельную главу «Воспоминаний»), неуклонное следование благородным традициям, – все это привело к тому, что о своей гимназии академик отзывался так: «Школа эта сыграла большую роль в моей жизни… наложила сильный отпечаток и на мои интересы, и на мой жизненный, я бы сказал мировоззренческий, опыт… я вспоминаю те несколько лет, которые я провел у Мая, с великой благодарностью».

Переход Д. С. Лихачева из гимназии Мая в школу Лентовской на Плуталовой улице (см. дальнейший маршрут) связан с переездом семьи на Петроградскую сторону и опасением родителей отпускать Дмитрия на Васильевский остров в высоко криминализированном тогда Петрограде, где и транспорт работал с перебоями.

Маршрут: Средний пр. – 1-я линия В. О. – Университетская наб. – Менделеевская линия.

Остановка № 6: Менделеевская линия, 1 (стоянка 20–25 минут)

7 декабря 1923 года Д. С. Лихачев получил свидетельство о поступлении в старейший университет России – Петроградский (ныне – Санкт-Петербургский государственный; основан Петром I вместе с Академией наук в 1724 году). Будущий академик был зачислен на факультет общественных наук, на литературно-лингвистическое отделение, в романо-германскую, позднее – и в славяно-русскую секцию. Дипломные (отчетные) работы Дмитрий Сергеевич представил по профилям обеих секций – о распространении в России в конце XVIII – начале XIX веков произведений Уильяма Шекспира и о «Повести о патриархе Никоне». В своих «Воспоминаниях» и многочисленных статьях академик тепло отзывается о выдающихся профессорах университета – Викторе Максимовиче Жирмунском, Льве Владимировиче Щербе, Владимире Евгеньевиче Евгеньеве-Максимове, Николае Севастьяновиче Державине (проводивших семинары и «диспуты» соответственно по английской литературе, А. С. Пушкину, Н. А. Некрасову и русской журналистике, введению в славяноведение) и других. Вместе с тем, Д. С. Лихачев отмечает негативное влияние на уровень подготовки студентов так называемых «красных профессоров», занимавших кафедры благодаря верности господствовавшей идеологии, а не заслугам в науке, а также глобальные недостатки тогдашнего университетского учебного процесса (отмену научных званий и степеней, отсутствие обязательного посещения лекций и т. д.). К слову сказать, «красные профессора» и профсоюзные деятели студента Лихачева не жаловали. Тем не менее, хотя из-за ареста 8 февраля 1928 года Д. С. Лихачев не успел официально окончить университет, его руководство приняло решение выдать его родителям диплом, т. к. все требования учебного плана к моменту ареста Д. С. Лихачевым были выполнены.

С 1946 года Д. С. Лихачев занимался преподавательской работой в должности доцента (с 1951 года – профессора) исторического факультета ЛГУ, размещающегося и поныне в доме Менделеевская линия, 5. Ушел он оттуда в 1953 году, когда его, очевидно, как беспартийного, понизили в должности до ассистента. В 2006 году в связи со 100-летием академика в Главном коридоре Двенадцати коллегий в длинной череде живописных и скульптурных изображений выдающихся выпускников и преподавателей Университета была установлена статуя Д. С. Лихачева и открыта посвященная ему фотовыставка.

В сентябре 1934 года бывший «зек» Д. С. Лихачев после долгих попыток устроиться на работу поступил на должность «ученого корректора» в издательство Академии наук СССР (Менделеевская линия, 1). Служа здесь, Дмитрий Сергеевич вступил в 1935 году в брак с сотрудницей издательства Зинаидой Александровной Макаровой. Тогда же в сборнике «Язык и мышление» вышла в свет его статья «Черты первобытного примитивизма воровской речи», материал для которой он собрал во время соловецкой ссылки. Однако в аспирантуру, несмотря на наличие удостоверение ударника Белбалтлага и публикаций, Д. С. Лихачев принят не был. Все эти годы он находился под «дамокловым мечом» всевозможных паспортных и прочих «энкаведешных» проверок, особенно участившихся после убийства 1 декабря 1934 года С. М. Кирова. В 1937 году ушел с поста директора издательства и был заменен неким «бдительным» Даевым лояльно относившийся к Д. С. Лихачеву Михаил Валерианович Валерианов. Вскоре пришлось уйти и Дмитрию Сергеевичу…

Маршрут: Тифлисская ул. – наб. Адмирала Макарова, 4

Остановка № 7: наб. Адмирала Макарова, 4 – Институт русской литературы (Пушкинский дом) РАН (Стоянка у бокового фасада – 10 минут; в случае посещения Мемориального кабинета Д. С. Лихачева – 30-40 минут).

Еще работая в издательстве Академии наук, Д. С. Лихачев принимал участие в подготовке к печати труда академика Алексея Александровича Шахматова (1846–1920) «Обозрение русских летописных сводов XIVXVI вв.», а также издания курса лекций по древнерусской литературе академика Александра Сергеевича Орлова (1871–1947). Будучи заместителем директора Института русской литературы (ИРЛИ), курировавшего оба вышеназванных труда, А. С. Орлов в 1937 году предложил Д. С. Лихачеву поступить на работу в издательскую группу ИРЛИ, а год спустя – в Отдел древнерусской литературы, возглавлявшейся тогда Варварой Павловной Адриановой-Перетц (1888–1972). С этого года и на протяжении более, чем шестидесяти лет жизнь и деятельность Д. С. Лихачева были связаны с ИРЛИ. 11 июня 1941 года, накануне начала Великой Отечественной войны, младший научный сотрудник Д. С. Лихачев защитил в ИРЛИ кандидатскую диссертацию на тему «Новгородские летописные своды XII века» и в августе был переведен в разряд старших научных сотрудников. В первые блокадные месяцы Д. С. Лихачев нес круглосуточные дежурства на башне институтского здания. «Мне часто приходилось ночевать в Институте. Мы дежурили: спали одетыми на «мемориальных» диванах (помню, что я чаще всего спал на удобных больших плюшевых диванах И. С. Тургенева из Спасского-Лутовинова)». В главе «Блокада» «Воспоминаний» Дмитрий Сергеевич рассказывает о зловонном дрожжевом супе, которым кормили в столовой Пушкинского дома, о повальной смерти от голода научных сотрудников разных категорий (Д. С. Лихачев называет их имена) и технического персонала, о бесчинствах (присвоении чужих продовольственных карточек, незаконных увольнениях и проч.), которые, пользуясь служебным положением, творил заместитель директора по хозяйственной части ИРЛИ Канайлов.

В 1947 году, через два года после возвращения из эвакуации, Д. С. Лихачев защитил докторскую диссертацию на тему «Очерки по истории литературных форм летописания XIXVI веков». В 1953 году он был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР (с 1970 года – действительным членом) и годом позже назначен заведующим Сектором древнерусской литературы ИРЛИ.

Маршрут: наб. Макарова – Биржевой мост – пл. Академика Лихачева

Остановка № 8: пл. Академика Лихачева (стоянка 5-10 минут)

Съезд с Биржевого моста ныне носит имя академика Д.С. Лихачева. Постановление «Об увековечивании памяти Д.С. Лихачева» было подписано губернатором Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко  17 мая 2006 года  в связи со столетием со дня рождения ученого.

С Петроградской стороной связаны многие события  жизни Д.С. Лихачева. Из окон своего кабинета в Пушкинском Доме Д.С. Лихачев  многие десятилетия ежедневно видел и безымянную площадь у съезда с Биржевого моста и свою любимую Петроградскую сторону.  С этой площади открывается великолепный вид на Петропавловскую крепость, стрелку Васильевского острова, Дворцовую набережную, на знаменитые ансамбли и памятники Петербурга, сбережению которых  Д.С. Лихачев отдал столько сил.

Маршрут: Зоологический пер. – пр. Добролюбова.

Остановка № 9: Князь-Владимирский собор. Прогулка по улицам Зверинской и Блохина (стоянка 20–30 минут)

Ул. Блохина, 26. Князь-Владимирский собор. В первых числах марта 1942 года в действовавшем в блокаду храме отпевали умершего от голода отца Д. С. Лихачева – Сергея Михайловича; 4 октября 1999 года – самого Дмитрия Сергеевича, скончавшегося 30 сентября.

Ул. Блохина (б. Церковная), д. 12. Здесь, в двух комнатах в мансардном этаже в 1920-х годах жил историк и философ-богослов, по одному образованию – выпускник историко-филологического факультета университета; по-другому – врач-психиатр Иван Михайлович Андреевский (1894–1976). Как пишет в своих «Воспоминаниях» Д. С. Лихачев, «вплоть до конца 1927 г. город кишел различными философскими кружками, студенческими обществами, журфиксами у тех или иных известных людей. Собирались – и в университете, и в Географическом обществе, и на дому. Относительно свободно обсуждались различные философские, исторические и литературоведческие проблемы…»

С 1922 года И. М. Андреевский преподавал литературу в школе Лентовской (см. дальнейший маршрут) и привлек некоторых своих учеников, в т. ч. Д. С. Лихачева, в организованную им «Художественно-литературную, философскую и научную академию» («Хельфернак»). Заседания «академии», на которых делали разнообразные доклады, устраивали диспуты и дискуссии, проводились, как правило, в квартире (№ 16) И. М. Андреевского по ул. Блохина, 12. (Книга протоколов, по сведениям Д. С. Лихачева, «когда время наступило опасное», была закопана на Крестовском острове одним из молодых участников «Хельфернака» Николаем Ивановичем Гурьевым.)

«Во второй половине 20-х годов… Хельфернак стал все более и более приобретать религиозный характер», преобразовавшись в «Братство святого Серафима Саровского». В 1927 году кружок привлек пристальное внимание «органов», в квартире И. М. Андреевского появился провокатор («Сережа Ионкин», как его называет Д. С. Лихачев). В феврале 1928 года одновременно с членами «Космической академии наук» многие прикосновенные к «Братству» были арестованы. И. М. Андреевский постановлением Коллегии ОГПУ был отправлен в Соловецкий лагерь; с 1937 года он работал врачом в Новгороде и Пскове; во время войны был вывезен гитлеровцами из Пскова в Берлин, затем переехал в США, где до конца жизни был профессором богословия в Нью-Йорке. Осужденный по этому же делу религиозный философ Сергей Алексеевич Алексеев (Аскольдов, 1871–1945), преподававший некогда в школе Лентовской психологию, после ссылки оказался в Новгороде; в годы оккупации оказался в Германии; в 1945 году был арестован советскими войсками, вскоре освобожден, но, как пишет Д. С. Лихачев, «не выдержав своего ареста советскими освободителями», умер.

В начале 1927 года несколько участников «Хельфернака» и «Братства св. Серафима Саровского» из числа студенческой молодежи и их друзья организовали шуточную «Космическую Академию Наук» (КАН). Так, Эдуард Карлович Розенберг (1903 - ?); жил  и   устраивал у   себя на  квартире   заседания  КАН  по  адресу:  Зверинская ул.,

 № 17а; (при наличии времени уместно пройти с экскурсантами к этому дому и рассказ о КАН вести перед ним) занял «кафедру» лингвистики; Аркадий Васильевич Селиванов (1901–1989) – православной апологетики; Владимир Тихонович Раков (1906–1969) – православного богословия; Петр Павлович Мошков (1892–1981) – химии и т. д. Как вспоминал Д. С. Лихачев, «Космическая Академия Наук была своего рода маскарадным действом. Нами был провозглашен принцип «веселой науки» – науки, которая не только ищет истину, но истину радостную и облеченную в веселые формы. Кстати, принцип этот давно существует в ученом мире. Различные университетские торжества, парадные шествия, традиционные костюмы, пышные звания, церемонии, совместные прогулки, поездки, – всегда носили и носят полусерьезный характер». Однако помимо шуточных собраний, увеселительных и познавательных экскурсий, составления альбомов шаржей и карикатур на заседаниях КАНа заслушивались и сообщения по глобальным научным проблемам. Так, получив «кафедру старой орфографии» (или «меланхолической филологии»), Д. С. Лихачев сделал в КАНе доклад о преимуществах старой орфографии, ставший вскоре одним из аргументов обвинения его в антисоветской деятельности. Непосредственным поводом для ареста членов КАНа 8 февраля 1928 года стала перехваченная ОГПУ шутливая телеграмма, посланная якобы от имени Папы Римского.

Маршрут: Ждановская наб. – улицы Новоладожская и Пионерская – наб. Адмирала Лазарева.

Остановка № 10: наб. Адмирала Лазарева, 6 (стоянка 5 минут)

В 1920-х годах в школе Лентовской вел занятия по литературе близкий друг А. А. Блока Евгений Павлович Иванов. Сблизившись с учителем, юный Д. С. Лихачев по окончании занятий часто провожал его домой: с Плуталовой улицы на набережную Карповки (см. дальнейший маршрут). С течением времени они стали удлинять прогулки. Однажды, выйдя с Д. С. Лихачевым по Большой Зелениной улице на Колтовскую (ныне Адмирала Лазарева) набережную, Е. П. Иванов сообщил ему, что находившаяся тогда в доме № 6 так называемая «аптека самоубийц» была упомянута А. А. Блоком в знаменитом стихотворении «Ночь, улица, фонарь, аптека…».

Маршрут: ул. Большая Зеленина – Чкаловский пр. – Ораниенбаумская ул.

Остановка № 11: Ораниенбаумская ул., 27 (стоянка 5-10 минут), прогулка к дому Лахтинская ул., 9 (15–20 минут).

1 сентября 1917 года вследствие ложного доноса служащих электростанции Главного управления почт и телеграфов С. М. Лихачеву пришлось уйти с поста заведующего, однако уже осенью того же года рабочие Первой государственной типографии (ныне – объединение «Печатный двор») избрали его на аналогичный пост. Тогда же семья переехала на казенную квартиру в одно из зданий типографии по адресу Ораниенбаумская ул., 27. Д. С. Лихачев вспоминал: «Типографии я обязан своим интересом к типографскому делу. Запах свежеотпечатанной книги для меня и сейчас – лучший из ароматов, способный поднять настроение… Отец постепенно стал специалистом по типографским машинам. Вскоре после революции для типографии были закуплены за рубежом печатные машины, в которых отец один и мог разобраться.

Типография имела большой театральный зал, где… выступали лучшие певцы и актеры города и даже однажды происходили публичный диспут на тему «есть Бог или нет» между А. В. Луначарским и обновленческим митрополитом Александром Введенским…

Толпа верующих после диспута хотела побить именно митрополита, и мой отец по просьбе начальства спасал его, выйдя с ним на другую улицу через черный ход нашей квартиры…» Через черный ход можно было пройти и непосредственно в производственные помещения.

Большое влияние на формирование интеллекта юного Д. С. Лихачева оказало знакомство с оставленной в доме Лихачевых на хранение роскошной библиотекой бывшего директора ОГИЗа, переведенного на работу в советское торпредство в США, друга семьи Ильи Ионовича Ионова (по возвращении в Москву Ионов был репрессирован). Из поступивших в его распоряжение редких книг Д. С. Лихачев упоминает собрания альманахов, дворянские альбомы, рукописное «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева, книги из библиотеки Феофана Прокоповича, памятники полиграфического искусства – издания Данте, Шекспира, Диккенса. Был в коллекции И. И. Ионова и экземпляр посмертной маски А. А. Блока работы М. Г. Манизера.

В квартире на Ораниенбаумской улице ранним утром 8 февраля 1928 года Дмитрий Сергеевич Лихачев был арестован…

В отсутствие Д. С. Лихачева, совершив, вероятно, родственный обмен, семья переехала в квартиру № 12 в пятом этаже дома Лахтинская ул., 9. Здесь Дмитрий Сергеевич поселился, вернувшись из ссылки, и прожил до эвакуации 24 июня 1942 года; сюда он вернулся из Казани в 1945 году и прожил до 1947 года. Сюда в 1935 году он привел молодую жену Зинаиду Александровну, а в августе 1937 года принес родившихся 4 августа дочерей-близнецов Людмилу и Веру. Здесь семья Лихачевых пережила первую блокадную зиму. Здесь 1 марта 1942 года скончался от голода Сергей Михайлович Лихачев.

Маршрут: Малый пр. П. С. – Плуталова ул.

Остановка № 12. Плуталова ул., 24: (Стоянка у бокового фасада – 5 минут; в случае посещения Музея  Д. С. Лихачева в школе № 47 остановка  – 40-50 минут).

Бывшая гимназия организованная театральным антрепренером Лидией Даниловной Лентовской (после революции – единая трудовая школа I и II ступени; ныне – средняя общеобразовательная школа № 47 имени Д. С. Лихачева). В это учебное заведение Д. С. Лихачев был переведен родителями из гимназии К. И. Мая в связи с более коротким и, следовательно, безопасным в криминализированном Петрограде путем из дома в школу в 1920 году, а летом 1923 года получил здесь аттестат зрелости. Несмотря на тяжелые экономические условия (разруху) в Петрограде и стране (как вспоминал Дмитрий Сергеевич, «мы ели дуранду (спрессованные жмыхи), хлеб из овса с кострицей, иногда удавалось достать немного мороженой картошки, за молоком ходили пешком на Лахту и получали его в обмен на вещи»); на то, что «сравнительно со школой Мая «Лентовка» была бедна оборудованием и помещениями, эта школа отличалась исключительно высоким уровнем обучения, а «между учениками и преподавателями образовалась тесная связь, дружба, «общее дело»». В своих «Воспоминаниях» наряду с И. М. Андреевским и С. А. Аскольдовым-Алексеевым (см. комментарий к остановке у Князь-Владимирского собора) академик Д. С. Лихачев посвятил добрые слова и другим учителям «Лентовки»: преподавателю истории Александру Юрьевичу Якубовскому; рисования – Павлу Николаевичу Андрееву, брату писателя Леонида Андреева; географии – Татьяне Александровне Ивановой; словесности – Леониду Владимировичу Георгу. Л. В. Георг, писал Д. С. Лихачев, «обладал всеми качествами идеального педагога… Мягкость и изящество в нем доминировали… Он приучал нас… к интеллектуальному отношению к жизни, ко всему окружающему… воспитывал в своих учениках актеров. Это был именно его прием – прием режиссера-воспитателя». Жил Л. В. Георг рядом, на Полозовой ул., 19.

В школе Лентовской «учителям не надо было наводить дисциплину строгими мерами. Учителя могли постыдить ученика, и этого было достаточно, чтобы общественное мнение класса было против провинившегося, и озорство не повторялось». В 1921 году Д. С. Лихачев принял участие в организованной в школе экскурсионно-познавательной поездке на Русский Север: железнодорожными и водными путями в Мурманск, Архангельск, вокруг Кольского полуострова, по Белому морю и Северной Двине до Котласа.

Маршрут: Большой пр. П. С. –  Бармалеева  ул. – Большая Пушкарская ул. – Каменноостровский пр. – Ушаковский мост – ул. Академика Крылова – наб. Черной речки – Ланское шоссе – пр. Энгельса – 2-й Муринский пр. – Болотная ул.

Наб. Карповки, 18. Здесь жил Евгений Павлович Иванов (см. комментарий к остановке № 9).

Наб. Черной речки, 12. Здесь, в двухкомнатной квартире № 65, Д. С. Лихачев с семьей жил с середины 50-х годов  по 1964 годы.

В случае возникновения по маршруту транспортных «пробок» их уместно заполнить рассказом о жизни Д. С. Лихачева и его семьи во время блокады. Сам Дмитрий Сергеевич считал, что еще летом 1941 года его семья приняла как минимум два правильных решения. Во-первых, четырехлетних дочерей, которых до 18 июля содержали на даче в Вырице, избавили от насильственной и беспорядочно организованной эвакуации, которая во многих случаях привела к вечной разлуке родителей с детьми. Во-вторых, еще до начала массового голода семья выкупала весь, без остатка, продовольственный паек, что позволило создать небольшие запасы. Тем не менее, Д. С. Лихачев и его семья испытали все ужасы первой блокадной зимы: авианалеты и артобстрелы; происходившее на его глазах постепенное увольнение (сопровождавшееся лишением продовольственных карточек) сотрудников Пушкинского дома; потерю коллег, родных и друзей, в том числе 1 марта 1942 года – отца, Сергея Михайловича Лихачева; повальную смертность на улицах, прежде всего – крестьян, бежавших из оккупированных районов и не обеспеченных в Ленинграде карточками и жильем. Весной 1942 года Д. С. Лихачев был госпитализирован на две недели в стационар Дома ученых (Дворцовая наб., 26). Спасаясь от голодной смерти, семья вынуждена была продать спекулянтам или обменять на еду большую часть имущества, в том числе мебель, ювелирные изделия, семейные реликвии.

24 июня 1942 года Д. С. Лихачев и его семья были эвакуированы из блокадного Ленинграда. Пешком они отправились с Лахтинской улицы на Финляндский вокзал, где в эвакопункте получили относительно сытный обед; далее поездом до станции Борисова Грива, куда прибыли ночью, и пароходом – через Ладожское озеро на «Большую землю». Д. С. Лихачев был направлен в Казань, где в здании университета разместился эвакуированный из Ленинграда отдел древнерусской литературы ИРЛИ. В Ленинград семья Лихачевых возвратилась в 1945 году.

Остановка № 13:  Болотная ул., 2-й Муринский пр., 34 (стоянка с выходом из автобуса к мемориальной доске, посвященной Д. С. Лихачеву – 10 -15 минут). Аллея Лихачева.

2-й Муринский проспект, 34. Здесь, в квартире № 16 Дмитрий Сергеевич проживал со своей семьей с 1964 по 1999 годы. С этим домом связан расцвет научной и общественной деятельности академика Д. С. Лихачева. Кристально честная и принципиальная позиция ученого создали ему в глазах тогдашних властей репутацию оппозиционера. В октябре 1975 года академик был избит на лестнице, когда спускался из квартиры, чтобы ехать в Пушкинский дом, – ему было переломано два ребра; квазиследствие, естественно, ничего не установило. А через полгода, в мае 1976-года, когда семья академика была на даче, неизвестные пытались поджечь его квартиру, однако их спугнули и они бежали, бросив канистру на месте преступления.

Обращения к властям с просьбой организовать после кончины Д. С. Лихачева в его квартире мемориальный музей результата, к сожалению, не дали. Сегодняшние владельцы квартиры к Д. С. Лихачеву и его семье отношения не имеют; по слухам, исторические интерьеры квартиры утрачены.  На фасаде доме располагается мемориальная доска, посвященная Д.С. Лихачеву.

Следует сообщить, что одной из близлежащих аллей - безымянному проезду от ул. Орбели до Болотной ул. присвоено имя Д. С. Лихачева. Постановление  «Об увековечении памяти Д.С. Лихачева» было подписано губернатором Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко  17 мая 2006 года.

Маршрут: пр. Мориса Тореза – площадь Мужества – ул. Карбышева – Лесной пр. – ул. Академика Лебедева – Литейный мост – Литейный пр. – Кирочная ул. – ул. Восстания – Басков пер.

При движении по Литейному пр. на пересечении со Шпалерной улицей виден дом по Шпалерной ул., 25. Сюда в дом предварительного заключения 8 февраля 1928 года был доставлен на «черном воронке» Д. С. Лихачев, арестованный по делу КАН. После личного обыска, в ходе которого у него отобрали крест, серебряные часы и несколько рублей, и допроса следователем Строминым расстрелянным позднее, в 1938 году, по обвинению в «троцкизме», он был помещен в камеру № 273 на пятом этаже. Как вспоминал Д. С. Лихачев, полгода, проведенные в этой камере со зловонным воздухом, покрытыми плесенью стенами и «мягким от грязи» полом (при всех попытках Д. С. Лихачева и его сокамерников навести хоть какую-то чистоту), были психологически самыми тяжелым в его жизни периодом. По окончании следствия, Д. С. Лихачев был переведен в большую «библиотечную» камеру, где общался со многими выдающимися представителями петербургско-ленинградской интеллигенции. 8 октября 1928 года Коллегия ОГПУ вынесла приговор – пять лет лагерей. 22 октября осужденные были доставлены к путям Московского вокзала (откуда сейчас отправляются электрички), где в присутствии многочисленных родных и близких были посажены в два «столыпинских» вагона и отправлены в Кемь. Из пересыльного пункта заключенные были доставлены на Соловки. Здесь, в «Лагере особого назначения», Д. С. Лихачев находился до лета 1931 года, когда его перевели на строительство Беломорско-Балтийского канала. На заключительном этапе ссылки Дмитрий Сергеевич работал диспетчером (распределителем предназначавшихся для Белбалтстроя железнодорожных грузов) на станциях Званка и Тихвин. В Ленинград Д. С. Лихачев, освободившись как «ударник строительства» раньше срока, вернулся в августе 1932 года.

Остановка № 14: Басков пер., 35 (стоянка 3–5 минут)

В доме по Баскову пер., 35 в квартире № 10 в четвертом этаже Д. С. Лихачев жил с семьей с 1947 до середины 50-х годов. Любопытное совпадение: в доме по Баскову пер., 12 (квартал расположен по другую сторону улицы Восстания) в коммунальной квартире в дворовом флигеле проживала до 1977 года семья слесаря вагоностроительного завода имени Егорова Владимира Спиридоновича Путина. С этим домом связаны детские,  школьные и  студенческие годы Президента России   В. В. Путина (родился 7 октября 1952 года). И, хотя данных о знакомстве Путиных и Лихачевых нет, более чем вероятны их случайные встречи в магазинах, аптеках, на остановках городского транспорта и т. п.

Маршрут: Басков пер. – пл. Восстания (или Думская ул.). Окончание экскурсии.

Время по маршруту до места окончания экскурсии уместно занять рассказом об отношении Д. С. Лихачева к своему городу и о борьбе академика за его сохранение. На вопрос искусствоведа Льва Михайловича Смирнова (см. Культура и общество. Выпуск 2–3 / 2006) о том, кем академик, родившийся в Петербурге, выросший в Петрограде, достигший высот в науке и общественной жизни в Ленинграде и встретивший возвращение городу имени «Санкт-Петербург», себя считает, Дмитрий Сергеевич ответил, что санкт-петербуржец – это горожанин, родившийся после 6 сентября 1991 года; он же – петербуржец, но, пережив самый тяжелый период 0блокады, считает себя и ленинградцем. В статье «Небесная линия города на Неве» (Наше наследие. 1989. № 1) Д. С. Лихачев утверждал что «характерная градостроительная черта в облике Ленинграда – преобладание горизонталей над вертикалями… Из других особенностей… красочная гамма окраски домов и гармоничное сочетание в городе больших стилей». «Над двумя горизонтальными линиями – энергичной и абсолютно правильной линией стыка воды и суши и второй, менее резкой, верха набережных – возвышается более слабая, размытая полоса приставленных друг к другу домов, созданных по многократно возобновлявшимся требованиям строить «не выше Зимнего»… При том, что «очень важной… чертой Ленинграда являются многочисленные и своеобразные… «богатые нарушения», придающие своеобразие горизонталям», безусловно неудачными архитектурными образцами Д. С. Лихачев считал здания гостиниц «Советская» и «Ленинград» (ныне «Санкт-Петербург»), «здания резко разновысотные, поставленные изолированно», создающие «мрачную хаотичность», нарушающие «типичную для Ленинграда «небесную линию»». Нетрудно представить себе, какова была бы позиция Д. С. Лихачева по поводу предполагаемого сооружения на берегу Невы небоскреба «Газпрома» «Охта-центр».