Международный благотворительный фонд имени Д.С.Лихачева Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев
 



на главную


"Смеховой мир" Древней Руси. Л.: Наука, 1976. 204 с. (Сер. "Из истории мировой культуры"). Совм. с А. М. Панченко. (Переизд. 1984: "Смех в Древней Руси - совм. с А. М. Панченко и Н. В. Понырко; переизд. 1997: "Историческая поэтика литературы. Смех как мировоззрение").

В данной книге авторы стремились охарактеризовать смех как систему, антимир в его цельности, мировоззрение смеха само по себе и при этом только одной культуры - культуры Древней Руси. Насущная потребность в появлении данного исследования вполне объяснима: "смеховой мир" Древней Руси не изучался. Как справедливо писали авторы книги, "не было сделано попыток определить его особенности - национальные и эпохальные". В эпохальном отношении, отмечал Д.С. Лихачев, древнерусский смех принадлежит смеху средневековому, блестящий анализ которого был дан М.М. Бахтиным в книге "Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса" (М., 1965), памяти М.М. Бахтина и посвящена аннотируемая книга.

Первое издание книги имеет две части: "Смех как "мировоззрение"", написанную Д.С. Лихачевым, и "Смех как зрелище" - А.М. Панченко.

Обращаясь к памятникам древнерусской литературы, в основном к произведениям демократической сатиры XVII в. ("Повесть о Фоме и Ереме", "Праздник кабацких ярыжек", "Калязинская челобитная", "Сказание о бражнике"), Д.С. Лихачев выделяет их балагурство как одну из национальных русских форм смеха, для которого особенно характерно раздвоение "смехового мира". Отметим, что балагурство - это именно та древнерусская смеховая стихия, которая пережила Древнюю Русь и отчасти проникла в XVIII и XIX вв. Особое внимание уделено Д.С. Лихачевым древнерусским пародиям с характерной схемой построения вселенной (мир организованный, мир культуры и мир не организованный, отрицательный мир, мир антикультуры). Однако антимир, кромешный мир, по Д.С. Лихачеву, не всегда является миром смеховым и несет в себе смеховое начало (см. главу "Бунт кромешного мира"). "Два мира русской сатиры в XVII в. не просто противостоят друг другу, - пишет Д.С. Лихачев, - они враждебны, но при этом оба мира действительны … Жизнь сделала кромешный мир (мир антикультуры) слишком похожим на действительность… И это разрушило всю структуру смеховой культуры Древней Руси". Поэтому, как показал ученый, такие сатирические произведения, как "Повесть о Горе Злочастии", не смешны, а трагичны.

Отдельно Д.С. Лихачев останавливается на смеховом стиле произведений Ивана Грозного и юморе протопопа Аввакума. Анализируя индивидуальный стиль произведений Грозного, ученый приходит к выводу, что он является отражением его индивидуального поведения, заявленной им жизненной позиции. "Резко выраженные особенности стиля Грозного, его эмоциональность и возбудимость, резкие переходы от пышной церковнославянской речи к грубому просторечию идут не столько от усвоенной им литературной школы, литературной традиции, сколько от его характера и являются частью его поведения. Они несут в себе не столько элементы литературной традиции, сколько традиции скоморошества". Смех Аввакума Д.С. Лихачев называет своеобразным религиозным смехом, характерным для Древней Руси в целом. Он отгораживал его от гордыни и одновременно является проявлением доброты к своим мучителям, терпением и смирением. Сравнивая Грозного и Аввакума, Д.С. Лихачев отмечал, что "если для Ивана Грозного юмор был элементом его поведения, то для протопопа Аввакума был существенной частью его жизненной позиции", его мировоззрением, утверждавшим призрачность всего существующего в этом мире.

Содержание (изд. 1976): Предисловие С. 3-6. Д. С. Лихачев. Смех как "мировоззрение": "Смеховой мир" Древней Руси. С. 9-32; Лицедейство Грозного. К вопросу о смеховом стиле его произведений. С. 32-44; Раздвоение смехового мира. С. 45-56; Бунт кромешного мира. С. 57-75; Юмор протопопа Аввакума. С. 75-90; А.М. Панченко. Смех как зрелище: Древнерусское юродство. С. 93-104; Юродство как зрелище. С. 104-139; Юродство как общественный протест. С. 139-183; Приложение. Письма юродивого. ХVII в. С. 183-191; Послесловие. С. 192-194.

(М.А. Федотова)