Международный благотворительный фонд имени Д.С.Лихачева Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев
 



на главную

Очерки по философии художественного творчества / РАН. Ин-т рус. лит. СПб.: Рус.-Балт. информац. центр БЛИЦ, 1996. 159 с. (Переизд. 1999).

Книга "Очерки по философии художественного творчества" посвящена 90-летию академика Д.С. Лихачева. Это сборник некоторых, публиковавшихся ранее статей-размышлений Д.С. Лихачева о природе художественного творчества, но дополненных совершенно новыми главами и выстроенных в единую логическую цепочку.

Занимаясь литературоведением, Д. С. Лихачев, наряду с учеными своей эпохи, задается общими вопросами соотношения науки и искусства, при этом рассматривая искусство как один из видов познания действительности. В очерке "Искусство и наука" он определяет и разграничивает своеобразие познания действительности с помощью искусства и своеобразие искусства как познания действительности.

От рассуждений о природе художественного творчества в целом, ученый переходит к вопросам "конкретного литературоведения" - термин, который был впервые введен им в книге "Литература - реальность - литература" и который подразумевает под собой "опору на факты для восстановления наиболее объективной картины" как отдельного произведения, так и литературы в целом. В ряде очерков Д.С. Лихачев рассматривает закономерности литературных процессов ("Строение литературы", "Закономерности и антизакономерности в литературе", "Через хаос к гармонии"), специфику литературоведческих исследований (""Принцип дополнительности" в изучении литературы"), а также указывает на тонкую грань взаимоотношений литературы и литературоведения. Ученый-литературовед, по мнению Д.С. Лихачева, является "главным "разрушителем" литературы, так как литературное произведение, более того стиль, направление и пр. "значительнейшим образом изменяются от того, с какой точки зрения, с какой научной методологией к ним подходят". Критикуя феноменологию Эдмунда Гуссерля и внеисторическое и внебиографическое изучение литературных памятников Густава Шпета, автор очерков выступает в защиту принципа историзма в изучении литературы, подчеркивая при этом, что "восприятие культуры прошлого - результат прежде всего динамической встречи и взаимодействия культуры прошлого и интерпретационной культуры той эпохи, в которой произведение продолжает жить". При этом литературное развитие связано не только с историческими обстоятельствами как таковыми, но и находится во взаимозависимости самых разных сторон общественной и духовной жизни эпохи, как показано, по мнению Д.С. Лихачева, в книге Л.М. Лотман о русской реалистической прозе в 60-х годах XIX в.

Большое внимание в книге уделено проблемам изучения литературных стилей и стилистических направлений. Подчеркивая вслед за В.М. Жирмунским, что главным в стиле является его единство, "самостоятельность и целостность художественной системы", Д.С. Лихачев утверждает, что стиль суживает художественный потенциал произведения ("Искусство средних веков потому и основывалось на стилистических канонах и этикете, - пишет он, - что этим облегчалось не только творчество, но и восприятие художественных произведений") и что в историческом развитии с общим ростом культуры падает значение единых стилей эпохи. На примерах английского искусства - памятниках архитектуры английской готики, Д.С. Лихачев анализирует явление контрапункта стилей ("Конрапункт стилей как особенность искусств") - соединения разных стилей, совершаемого с разной степенью интенсивности и создающего различные эстетические ситуации, от создания новых стилей до явления эклектизма - механического соединения в одном произведении лишь внешних особенностей различных стилей. Но эклектические системы рассматриваются ученым не с эстетической точки зрения, а в историческом аспекте, при этом историческая значимость эклектики заключается, по его мнению, в способности развивать в себе элементы будущего искусства (пример тому балетное искусство М. Петипа).

В заключительном очерке исследователь вводит понятие "концептосферы" языка - своего рода "cataloque raisonne" всего умственного духовного богатства нации. И даже самый поверхностный взгляд на концептосферу русского языка, как считает автор книги, демонстрирует исключительное богатство и многообразие русской культуры, которая была и пока остается, в отличие от европейской университетской культуры, культурой академической, культурой Академии наук.


Содержание: Что есть истина? - С. 5-8; Искусство и наука - С. 9-35; Принцип дополнительности в изучении литературы - С. 36-40; Закономерности и антизакономерности в изучении литературы - С. 41-47; Строение литературы - С. 48-54; О неточности искусства и несколько мыслей о стилистических направлениях - С. 55-68; Контрапункт стилей как особенность искусства - С. 69-84; Через хаос к гармонии - С. 85-94; Обособление творения от творца - С. 95-96; Два типа границ между культурами - С. 97-102; Принцип историзма в изучении литературы - С. 103-127; Литература как общение и полифония - С. 128-138; Концептосфера русского языка - С. 139-156; Вместо заключения - С. 157.

(М.А. Федотова)