Международный благотворительный фонд имени Д.С.Лихачева Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев
 



на главную


Человек в литературе Древней Руси. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1958. 186 с. (Переизд. 1970, 1987).

В этой книге Д.С.Лихачевым впервые была предпринята попытка проанализировать, каким видели человека в древнерусской литературе и каковы были художественные методы его изображения. Автор книги пришел к выводу, что в изображении человека было несколько стилей, которые последовательно сменяли друг друга, но иногда сосуществовали параллельно, охватывая разные жанры. Потому в монографии подчеркивается, что в "чистом виде" стиль в изображении человека проявляется достаточно редко, чаще всего можно говорить лишь о преобладании каких-то явлений. В книге нет стремления воссоздать историю изображения человека (но дан материал для такой истории), однако сформулированы проблемы, связанные с изменениями форм в изображении человека.

Наиболее удобным Д.С.Лихачеву показалось начать книгу с описания кризиса средневекового способа изображения человека, наступившего в начале XVII в. (глава "Проблема характера в исторических произведениях начала XVII в."). 2-ая глава посвящена анализу внутренне законченному и отразившемуся в произведениях всех литературных жанров (и шире - искусства в целом) стилю: "Стиль монументального историзма XI-XIII вв." В 3-ей главе выявлены "Черты эпического стиля в литературе XI-XIII вв." и отмечена эпизодичность проявления элементов этого стиля в литературе Древней Руси. 4-ая глава "Экспрессивно-эмоциональный стиль конца XIV-XV вв.", посвященная, в основном, анализу произведений Епифания Премудрого, созданных в житийном жанре, раскрывает причины появления стиля "плетения словес" и новизну принципов раскрытия характера человека и его переживаний. Д.С.Лихачев прослеживает влияние этого стиля на такие памятники литературы, как "Задонщина" и Русский Хронограф. В 5-ой главе "Психологическая умиротворенность XV в." сопоставляются "Повесть о Петре и Февронии" и идеальные человеческие образы, созданные Андреем Рублевым. Эта часть монографии является своего рода подтверждением мысли автора о том, что "в иных случаях живопись обгоняет литературу". Действительно, "Повесть о Петре и Февронии", созданная для Великих Миней Четьих митрополита Макария автором XVI в. Ермолаем-Еразмом (что было доказано ученицей Д.С.Лихачева, сотрудницей Отдела древнерусской литературы Р.П.Дмитриевой), оказывается далека и от экспрессивно-эмоционального стиля, и от стиля официальной агиографии. "Тишина образов", созданных Ермолаем-Еразмом, представлялась наиболее точным литературным аналогом живописному ряду Андрея Рублева. Близость этих двух авторов в способе изображения человека оказывается важнее, чем время их творчества. 6-ая глава "Идеализирующий биографизм XVI в." рассматривает официально-торжественный способ повествования эпохи Ивана Грозного и митрополита Макария. В 7-ой главе "Кризис средневековой идеализации человека в житийном жанре" рассмотрены произведения, где быт становится постоянным фоном жизни новых святых - Ульянии ("Повесть об Ульянии Осорьиной") и сестер Марфы и Марии ("Повесть о Марфе и Марии", другое название - "Повесть об Унженском кресте"). В 8-ой главе "От исторического имени литературного героя к вымышленному" проанализированы повести XVII в. ("Повесть о Савве Грудцыне", "Повесть о Ерше Ершовиче", "Повесть о Карпе Сутулове", "Азбука о голом и небогатом человеке", "Калязинская челобитная" и др.). В 9-ой главе "Жанровые различия в изображении людей" Д.С.Лихачев обратил внимание на то, что новые явления в области стиля первоначально охватывают лишь отдельные жанры; что к XVII в. литература не только сближалась с традициями деловой и бытовой письменности, но и отталкивалась от этих традиций ("Записка Иннокентия о смерти Пафнутия Боровского", "некнижные" жития Михаила Клопского, новые редакции "старых" произведений). 10-ая глава "Открытие ценности человеческой личности в демократической литературе XVII в." опирается на текст "Повести о Горе-Злочастии" и творчество протопопа Аввакума. 11-ая глава "Стиль барокко второй половины XVII в." касается элементов "барокко" в творчестве Симеона Полоцкого, Кариона Истомина, Сильвестра Медведева.

Содержание (2-е изд., 1970): Вступительные замечания. С. 3-5; Глава1. Проблема характера в исторических произведениях начала ХVII в. С. 6-24; Глава 2. Стиль монументального историзма ХI-ХIII вв. С. 25-62; Глава 3. Черты эпического стиля в литературе ХI-ХIII вв. С. 63-71; Глава 4. Экспрессивно-эмоциональный стиль конца ХIV-ХV в. С. 72-92; Глава 5. "Психологическая умиротворенность" ХV в. С. 93-96; Глава 6. Идеализирующий биографизм ХVI в. С. 97-103; Глава 7. Кризис средневековой идеализации человека в житийном жанре. С. 104-106; Глава 8. От исторического имени литературного героя к вымышленному. С. 107-126; Глава 9. Жанровые различия в изображении людей. С. 127-135; Глава 10. Открытие ценности человеческой личности в демократической литературе ХVII в. С. 136-146; Глава 11. "Стиль барокко" второй половины ХVII в. С. 147-152; Заключительные замечания. С. 153-160.

(И.А. Лобакова)