Международный благотворительный фонд имени Д.С.Лихачева Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев
 
на главную


Воспоминания о Д.С. Лихачеве
> Владимир Иванович Васильев

Д. С. ЛИХАЧЕВ — СОТРУДНИК АКАДЕМИЧЕСКОГО ИЗДАТЕЛЬСТВА

Общеизвестно, что по окончании Ленинградского государственного университета в 1928 г. Д. С. Лихачев был незаконно репрессирован. В 1932 г. он как ударник строительства Беломорско-Балтийского канала был освобожден и начал свою трудовую деятельность в Ленинграде в качестве литературного редактора Соцэкгиза.

Осенью 1934 г. большая часть издательства вместе с Академией переехала в Москву. Оставшийся в Ленинграде редакционный аппарат стал основой для создания Ленинградского отделения издательства АН СССР. Его основной задачей стало издание трудов ученых преимущественно ленинградских научных учреждений Академии. И в этом же году Д. С. Лихачев стал сотрудником академического издательства — Ленинградского отделения издательства АН СССР (ныне — Санкт- Петербургская издательская фирма «Наука» Научно-производственного объединения «Издательство „Наука“» РАН). Здесь он проработал до 1938 г., а затем перешел на работу в Институт русской литературы АН СССР, сохранив верность Пушкинскому Дому до конца своих дней.

В Ленинградском отделении издательства АН СССР. Д. С. Лихачев работал ученым корректором, литературным редактором, редактором Отдела Общественных наук. Сохранились экземпляры «Инструкции для корректоров Издательства АН СССР», в надвыпускных данных которой отражена первая «ученая» должность Д. С. Лихачева: «Ученый корректор Д. С. Лихачев».

Д. С. Лихачев неоднократно бывал и в Первой академической типографии (Санкт-Петербург), основанной в 1727 году, вскоре после начала практической деятельности Академии наук. Свое отношение к этой типографии, типографскому искусству в целом Д. С. Лихачев выразил в своем видеоинтервью по случаю ее 270-летнего юбилея. С какой нескрываемой любовью к книге и типографии он говорил: «Я горжусь тем, что многие (думаю, что больше половины) из моих книг выпущены здесь, в типографии. Я очень люблю типографию, потому что в типографии вырос, запах даже типографской краски, печатных машин, запах свинцовый что ли, я не знаю какой-то особый совершенно запах, для меня кажется родным. Я это очень люблю, как запах только что выпущенной книги или газеты».

Перелистывая страницы уникального издания 1870 года «Образцы шрифтов Типографии и Словолитни Императорской Академии наук», Д. С. Лихачев рассказывает о структуре издания и с гордостью говорит о роли типографии и ее достижениях: «Сперва идет набор молитвы „Отче наш“ на всех языках мира, в том числе на тибетских и с использованием других восточных шрифтов. В книге их больше трехсот. Книга с текстом молитвы „Отче наш“ на всех языках мира издавалась два раза: в середине прошлого века и перед Первой мировой войной, поскольку в Лейпциге планировалась большая выставка шрифтов и книг. И вот там должна была блистать наша типография Академии наук: когда стали готовить эту выставку, выяснилось, что большего количества шрифтов, чем в Петербурге, в типографии Академии наук, ни у кого нигде нет. Это была наша гордость».

Мне посчастливилось держать в руках и изучить прекрасно сохранившийся экземпляр издания в фондах Российской государственной библиотеки, о котором так восторженно го- ворил Д. С. Лихачев. Книга была специально выпущена типографией для демонстрации своих достижений на Всероссийской Мануфактурной выставке 1870 г. Уникальный каталог представляет собой выдающийся образец полиграфического искусства, свидетельствующий к тому же об огромных, несопоставимых с другими типографиями тех лет, технико-технологических возможностях Академической типографии по воспроизведению наиболее сложных видов научной литературы и любых других изданий.

Формат книги, выполненной в переплете № 5 (по российским стандартам второй половины XX в.) с однокрасочной печатью на сторонках и тиснением на корешке (материал под кожу), примерно 84 х 108 1/8. На корешке двухкрасочное тиснение дополнено рельефным. Все образцы шрифтов, отпечатанные черной краской, заключены в ажурные рамки — орнаменты, отпечатанные разными по цвету красками. Отдельные рамки выполнены несколькими цветами «враскат». Много буквиц, заставок, концовок, гравюр, причем все рамки составлены из наборных украшений.

Экземпляр издания открывается автографом академика П. П. Пекарского, написавшего к этому изданию краткую историческую справку, помещенную в книге под название «Академическая типография в старину и ныне». Очевидно, изготовление издания осуществлялось под руководством или под наблюдением академика П. П. Пекарского. Он написал на экземпляре, поступившем в библиотеку Румянцевского музея: «Настоящее издание напечатано в количестве 200 экземпляров и в продажу никогда не поступит. П. Пекарский 28 апреля 1870 года».

Далее в видеоинтервью Д. С. Лихачев дал оценку издательского репертуара Академии наук как прошлых лет, так и современного периода, а также качества их полиграфического исполнения: «Типография выпускала и в XVIII веке, и в XIX, и в ХХ уже самые разнообразные издания различных типов: книги, газеты, объявления, повестки и приглашения, письма, а когда это было нужно, — и роскошные издания с золотым обрезом, кожаные. Среди них были книги важного государственного, национального значения, скажем, первые издания „Русской летописи по Никонову списку“. Смотрите, печать очень красивая, хорошие шрифты здесь были».

Продолжая эту тему, Д. С. Лихачев подчеркивал, что «здесь была культура „делания“ книги, и мы теперь тоже можем делать такие же книги. Вот роскошные книги наши, нашего времени. Видите?»

В период, когда не прекращаются споры и публикуются многочисленные предсказания о конце эпохи И. Гутенберга (т. е. книги в «бумажном» виде), для историков культуры, книговедов, да и вообще, любого культурного человека очень важно знать мнение Д. С. Лихачева об этом. Великий ученый и гражданин, посвятивший свою жизнь не только науке, но в определенной мере и Книге, в том числе как памятнику культуры, оставил нам свое видение проблемы: «Я помню в детстве, когда появилось кино — это перед Первой мировой войной — уже все думали, что теперь театру пришел конец: будет только кино, а театра не будет. И кино осталось, и театр остался, все нашло свое место. Так и тут: и телевидение будет, и книги останутся, так что развивать культуру книги для нас очень важно» .

В мае 1998 г. Д. С. Лихачев принял активное участие в пресс-конференции, посвященной 270-летию Первой академической типографии «Наука»: несколько раз выступал, общался с коллегами, гостями и корреспондентами.

 

Источник: Васильев В. И. Дмитрий Сергеевич Лихачев икнига: К 100-летию со дня рождения. М., 2006. 7–21.